ОНЛАЙН ТВ: 
ОНЛАЙН РАДИО:

Авторизация

Интервью с художником-графиком Ириной Диденко

25 октября 2017
article9108.jpg












 













Гогольфест-2014. Итальянское телевидение берет интервью у Ирины Диденко


Есть в жизни любого журналиста люди, про которых всегда мечталось написать, потому что они, по удачному выражению Курта Воннегута, находятся с ним в одном каррасе. Понимаешь, что такой материал не может быть случайным – слишком много общих точек соприкосновения.

Я веду речь о замечательном графике,
представляющий редкий вид графики — тушь, перо… Карикатуристе, эзотерике, издателе, а точнее о многопрофильном художнике с большой буквы Ирине Диденко.































Еще в 2016 году мне бросились в глаза две ее удивительные по выразительности графические работы, которые выставлялись в галерее «Энигма» в рамках выставки посвященной 100-летию дадаизма. На днях увидел эти же работы в увеличенном формате (компьютерная графика, как известно, позволяет продуцировать файлы разных размеров) этих работ на выставке «Осеннее вдохновение», что проходила недавно в Национальном Историко-Архитектурном Музее Киевская Крепость. Решил познакомиться с Ириной поближе и не на секунду об этом решении не пожалел. 


Всякий раз на вернисажах разного ранга, проходящих в украинской столице среди выставленных полотен, легко отметить филигранные по исполнению работы графика, и просто замечательной женщины Ирины Диденко. 




























— Когда в первый раз Вы почувствовали себя художником (графиком). Возможно была некая предыстория. Как повлияли на Ваш выбор родители и окружение?

Как такового ощущения себя художником не было, я всегда что-то калякала, сколько себя помню. Первыми «творчіми доробками»J) были так называемые «памятники» — т.е. портреты родственников шариковой ручкой или карандашом на стенах – в основном за шторами, чтобы не ругали (меня, кстати, и не ругали, возможно, оттого, что в детстве сильно болела).

Наиболее «выдающимся произведением» был «памятник» под столом на новом накате (покрытие стен), когда родители при гостях отодвинули этот стол, чтобы празднично накрыть его.  Немая сцена была достойна гоголевской из «Ревизора».

— Какие были первые шаги еще до Художественной школы на этом поприще?

Родители всячески поощряли мои проявления талантов, даже дома делались домашние выставки моего творчества на картонных листах. В младшей школе отдали в художественную студию при фирме быта «Свитанок». В 10 лет – в студию в Центральном дворце пионеров. Кстати, она послужила сильным толчком в моем творческом развитии.

— Кто были Ваши учителя в области изобразительного искусства, кто повлиял на становление вас как мастера своего дела?

Мне очень повезло, считаю, я встретила замечательного тогда молодого педагога Татьяну Александровну Кутняхову – в художественной школе №6.

Это никогда не оговаривалось, не выставлялось напоказ, но я чувствовала, что была ее любимицей. Она очень много дала мне даже не в плане техники – что несомненно – а в видении мира.
Например, у нас были задания «Нарисовать музыку» — нам включали пластинки Окуджавы и мы рисовали то, что чувствуем. Для начала 80-х такие задания были очень несвойственны. Нас не вписывали в рамки соцреализма – хотя, конечно, мы и гипсы рисовали, и натюрморты – нас развивали внутренне.
А печатные станки, на которых мы делали оттиски, линогравюры на уроках графики! Рисование тушью по мокрой бумаге, свечой, процарапывания и т.п.!
Это сейчас такого рода занятия – фишка платных студий, тогда такого вообще нигде особо не было.
Моя дипломная работа по Экзюпери «Маленький принц»  — графика, карандаш (!) стала поворотным событием в моей жизни. Я тяготела к натурализму, он хорошо у меня получался, Т.А. сказала: «А вот глянь, у тебя в черновиках на одном листе несколько несочетаемых элементов – а если их сочетать?» Так я и пошла путем сюрреализма, заставляя себя и зрителей смотреть ЗА оболочку, в суть вещей.
И на фото с выпускного Т.А. написала мне напутствие: «Человек, как птица. Важно не переоценить и недооценить силу своих крыльев. Найди силу своих крыльев».
В институте Драгоманова, факультет «Изо-искусство и младшие классы», который окончила с отличием, тоже были неплохие педагоги – но база уже была сформирована именно в худ. школе, и, собственно, я уже развивалась по вектору, данному мне ранее, и по инерции.























Антикварный салон в Киеве 2009
Организатор Салона Президент фонда Дали князь Аргутинский-Долгорукий
смотрит картины Ирины Диденко.

— Желание рисовать карикатуры, каким образом вы занялись такого рода деятельностью. Возможно карикатура – это отражение Вашего иронического взгляда на жизнь в разных ее проявлениях?

Да, 3 года (с 2000 по 2003) я работала художником в газете Киевской горадминистрации «Столиця» — рисовала карикатуры в основном. Мне они давались легко. Чтоб понимать, я приходила в редакцию часам к 10.30, мне давали от 4 до 10 (ну это крайне редко) материалов (статей), и мне нужно было за пол-дня выдать на них готовые работы. И они, бывало, тут же шли в верстку.  Впрочем, меня никто не подгонял.
Это было больше заработком, неплохим, кстати, я работала на гонорарной основе. А так карикатура мне не свойственна, если честно. Но дается легко, видимо, действительно, в силу моего «юмора по жизни».























Эту картину принц увез во Францию

-Когда вы в первый раз почувствовали себя верующим человеком. Были предпосылки для этого в Вашем окружении, или это было внутреннее озарение? Поделитесь своими реализациями!

Я была очень замкнутым, не по годам серьезным ребенком, юность только усложнила это. Я с детства задумывалась над вопросами мироздания и т.п. После много читала – все подряд, от психологии до ведической литературы. Но Бога я не искала, я знала всегда, что он просто есть. Аксиома.
А крестилась я в 19 лет в тайне от родственников (у нас была семья атеистов, дедушка и бабушка –  военные).  И то потому что моя подруга- художница увлекла и меня в написание икон, а это некрещеным делать нельзя. Мы с ней изучали каноны, церковно-славянский язык, в итоге крестились – вместе.
Т.е. крещение стало окончательным шагом «вверяю Тебе жизнь свою, Господи», как в христианской молитве. Я просто была готова к этому шагу.
Я даже пыталась идти по ортодоксии, но это было чересчур для меня – глубоко по сути мирской. И от икон я ушла быстро, хотя подруга жалела, говоря, что они отлично у меня выходят. Но нет – парсуны еще как-то, а так я не могу выдерживать канон.


— Какой эзотерической, ведической, христианской, оккультной литературой увлекаетесь? Основные вехи пути Вашего познания духовного.

В 90-е это все было доступно, очень много мистической, оккультной литературы было. Я покупала ее с раскладок и читала все подряд, системы не было. Помню одно: я искала истину. Ту, которая будет созвучна моему внутреннему миру. Но в книгах ее не найти. К тому же я практик.






























И дело не в медитациях, молитвах  — все это в меру  — я все проверяла внутренним «навигатором». Просто когда идешь духовным путем – работая над раскрытием себя – тебе начинают открываться какие-то истины. Впрочем, как известно, общение с Богом – глубоко интимный процесс, это чувствуешь, понимаешь, но не всегда поймут тебя в этом – потому что мы можем оказаться на разных ступенях дух. развития. Об этом писали и Рерихи в «Агни-йоге», и  Блаватская.  Кстати, наш Сковорода был великим мистиком, если действительно изучать его наследие.

— Природа наделила вас многочисленными талантами. Когда проснулась тяга к литературному творчеству, или возможно была всегда, начиная с пеленок.

— Мне еще в школе говорили, что у меня «чувство языка», и сочинения давались мне легко. После в институте группка единомышленников создала литературный самиздат. Там я и стала сперва печататься. Это уже потом писала статьи и в ту же «Столицю», и др., журналы.
Кстати, состояла в объединении писателей фантастов, где печаталась в периодическом издании «Фен світ».
В 90-х посещала поэтические студии, после мои стихи печатались в некоторых изданиях и даже пару раз участвовала в лит конкурсах. Но литературная деятельность – не основное.
























— Кто Ваши любимые поэты, писатели публицисты, имеется в виду несколько ключевых фигур?

М.Цветаева, А.Ахматова, З.Гиппиус – королевы «серебряного века». В последнее время наш друг, знающий наизусть чуть ли не все творчество Бродского, и невероятно читающий его, заразил меня им. «Письма римскому другу» в итоге выучились сами, и отчего-то стали рефреном моего нынешнего путешествия в Албанию: «Нынче ветрено и волны с перехлестом…»
Из современных и, кстати, наших знакомых, прозаиков – Андрей Курков с его романом с пингвином и Тимур Литовченко «До коммунизма оставалось лет 15-20»  — про Куреневскую трагедию.  Из современных поэтов, и тоже наших знакомых-друзей – Алексей Зарахович  — невероятно тонкая воздушная поэзия.

— В каких арт или литературных движениях, тусовках или как угодно (например, тральфреализм) вы участвовали, и как это отразилось на Ваше жизни и творчестве?

В институте мы с одногруппниками и иже, примкнувшими из полиграфического факультета КПИ, ин-яза и др. свободными личностями создали художественное объединение «Владимирская горка», базировавшаяся в Доме учителя. Там были наши выставки, громкие сейшны с живой музыкой, я там даже сделала проект «Евангельский эзотеризм», который показали несколько ТВ-каналов. Вообще «Горка» довольно громко себя заявила, о нас писали газеты, из вырезок, правда, остался только «Крещатик». Потом нам удалось сделать большую выставку в ДК КПИ, а на открытие нам по знакомству дали его весь, со сценой и заломJ.
Это было веселое счастливое время, очень  долго остававшееся самым счастливым, открывшее мне новую свободную жизнь, полную вдохновения, единомышленников и самореализации.































Но время шло, мы менялись. Примерно в 1996 я была участником и организатором некоторых проектов худ. объединения «Майстерня часу». А вот в 1998 «Ф.А.У.С.Т» — это уже было более-менее серьезное объединение, с другими ребятами, и мы уже пытались все коммерциализировать, у нас были уставные документы, печать и вообще мы по-белому были зарегистрированы. Основной нашей деятельностью были синтезированные проекты (изо искусство + поэзия + танцы + театр (пантомима) + живая музыка), с которыми мы выступали – в «дискоклубе «Интонация» — мы его сняли за свои деньги (вернее, одного из участников)),  то в Доме ученых, то еще где-то – уже не помню, но все локации были приличными.
Из всего этого я вынесла одно твердое убеждение: никогда не работать с дилетантами и не продвигать бесталанность. Хочешь хороший продукт – работай с профи и талантами.


 















Ирина Диденко — арт-директор и иллюстратор литературно-философского альманаха
"Мага-річЪ" (2016) и "Мага-річ-енька" (2017)

— Какую музыку любите, и какое место она занимает в Вашей жизни. Любимые композиторы, авторы -исполнители, рок, джаз, бард…группы и т. д.

Когда я еду после тяжелого дня, люблю слушать радио «Джем FM», т.е. рок. В нем всегда я вылавливаю какие-то ответы на свои вопросы.
В 90-х мои художники-музыканты заразили меня «Аквариумом», собственно, и по сей день, но уже не в такой плотности и не особо слежу за его  новинками. Самая, пожалуй, актуальная на данный момент – это Диана Арбенина («Ночные снайперы») – в ней сейчас все для меня – от силы, любви, боли и радости.
А так первой кассетой у меня был… И.Бах! При том наряду с «Нирваной», «Парком Горького», «Металликой».  Вообще в юности была металлисткой, чем пугала свою бабушку, приходя со школы, врубая хэви-метал  и цепляя на себя всякие ремни, в общем, это было что-то несусветное.:))
Вообще я всеядная – люблю органную музыку, обожаю танго Астора Пьяццоллы, хороший лаунж, рок, джаз – то есть любую добротную музыку.
 






























Страница каталога,
посвященная Ирине Диденко

— Какие проекты на сегодня более всего Вас увлекают т.е. вы считаете их особо важными для своей творческой реализации?
Если ранее я была автором и участником синтезированных проектов – на сцене – то нынче, «испорченная» работой с рекламой, брендингом – мне интереснее бумажно-электронные проекты. Т.е. мне интересно быть арт-директором журнала, опять же, естественно, используя свое творчество. Так вышли в свет  литературно-философские журналы в конце 2016г. «Мага-річЬ» и в этом году «Мага-річ-енька» с моим непосредственным участием.
Интересна фэшн-иллюстрация. Так, в 2016г. я принимала участие в международном конкурсе Imago от журнала Vogue.
Т.е. сочетание дизайна и моей классической линейной графики. Это сейчас меня увлекает. Что, собственно, и отражено в моих работах на ныне проходящей  Международной Выставке INSHE ART от фонда Inshe в музее Київська фортеця.
 
— Как часто Вы путешествуете и любите ли путешествия?

Стараюсь раз в год обязательно ездить за кордон (раньше два раза – летом и на день рождения в Европу).
При всей моей любви к комфорту, хорошим отелям и кухне наиболее яркое впечатление оставили путешествие в джунгли, сплав и ночь в плавучем отеле на реке Квай (Тайланд). И королева путешествий – Сахара. Где мы сперва ехали на туристическом автобусе по трассе на границе с Алжиром, потом пересели на джипы, летали по барханам (тут я думала, и пришел мне конецJ), после пересели на верблюдов, потому что дальше не проехать никак, ночевали в отеле в оазисе, встречали рассвет в солончаковой части пустыни и любовались соляными розами пустыни.
Я вообще люблю пустыни. Люблю далеко плавать, даже наткнувшись в пещерах на морских ежей (Черногория). Обожаю Египет, там я первый раз была, когда это еще не стало раскрученным ткристическим маршрутом, в начале 2000-х, и потому было иначе, чем сейчас. Проехала-проплыла по Нилу его почти весь.






















Международная биеналле fashion-иллюстрации IMAGO
в рамках Ukrainian Fashion Week при поддержке Vogue UA — участие. Октябрь 2016

Люблю свежеиспеченные круассаны в маленьком кафе ранним утром при въезде во Францию. Кукольные домики Эрфурта (Германия) и Сентендре (Венгрия). Открытых с хитринкой людей Адриатики, пропитанных морем.


Сюжет ТВ-канала News one с Большого скульптурного салона
Мистецький Арсенал, 2015г.

Да, последнее мое открытие и любовь – Адриатика.
О путешествиях я могу говорить долго, всегда мы попадаем в какие-то интересные истории – но в этом формате мы просто не уложимся.



Участие в Международной Выставке «Осеннее вдохновение» 
от Благотворитеьного Фонда Inshe в Национальном Историко-Архитектурном
 Музее Киевская Крепость, октябрь 2017 г.





















 
Эти работы с Международной Выставки INSHE ART — FOUR SEASONS -
ОСЕННЕЕ ВДОХновение с работами других участников выставки 
переданы МБФ «INSHE ZHITTIA», организатором и учредителем, - 
Национальной детской больнице «ОХМАТДЕТ». 
Центр детской офтальмологии и микрохирургии глаза.


— Как принято говорить, «я отдыхаю с книгой». Я НЕ отдыхаю с книгой, я с ней работаю. А отдыхаю я, посещая выставки, гуляя по Андреевскому, или Подолу, потом обязательным образом, заходя в какое-то уютное кафе с мягким светом и — беседы, беседы, беседы.
Вообще наилучший отдых – встречи с друзьями – где угодно и как угодно, у нас в гостях ли, у них, пикники, мероприятия.
Или – когда хочется услышать себя – уединяюсь, и пишу дневник, думаю, слушаю музыку, рисую.

 
 Интервью подготовил и провел Алексей Гусак
 
 
 
 

 


 


Похожие статьи:

Культура“Вулкани і меди» Михаила Демцю

ОбществоАлександр Хакимов: «Наша планета - это живое существо»

КультураАрт в сердце революции

КультураКультура как фундамент государственности. Время для решительных действий

ОбществоЕвромайдан и события 2008 года в Армении: параллели глазами армянского художника из Киева

Рейтинг: 0 Голосов: 0 443 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!